Категория:Старые Империи

реклама
Материал из AERIE Wiki
(перенаправлено с «Старые Империи»)
Перейти к: навигация, поиск
В рунете есть прецеденты перевода Old Empires как Древние Империи. Подобный подход не вполне корректен, поскольку возникает путаница. Есть два совершенно разных понятия: Old Empires (Старые Империи) - это три региона, три империи, сохранившихся до наших дней, - Чессента, Малхоранд, Унтер. Древние Империи - понятие же намного более общее.

Английское название: Old Empires


Варианты перевода: Старые Империи, Древние Империи

Карта Древних Империй

Наследники погибшего царства, бросившего вызов самим небесам, народ Старых Империй был призван на Фаэрун тысячелетия назад и порабощен волшебниками. С помощью своих иноземных божеств бывшие рабы освободились и обосновались на землях, которые теперь занимают Чессента, Малхоранд и Унтер. Эти государства достигли своего расцвета тысячи лет назад и с тех пор медленно приходят в упадок, более молодые и воинственные соседи зарятся на их земли.

Веками они сопротивлялись неумолимому ходу времени, традиционно не жаловали чужаков, но с недавних пор вынуждены были принять активное участие в делах Фаэруна, и сегодня древние цивилизации могут восстановить былое могущество и вновь вернуть себе право голоса и в политике и в культуре.

История[править]

В конце прошлой эпохи наступающая пустыня вытесняла племена людей из Великих королевств, лежавших на юго-востоке. Легенды повествуют о великой войне, разгоревшейся между сильнейшими из людей и богами. Людям удалось одержать верх и стать богокоролями, но королевства их лежали в руинах. Победители – Ре (Re) и Энлиль (Enlil) – собрали остатки своих людей и направились с ними в Малхоранд (Mulhorand) и Унтер (Unther). Они стали основателями королевских династий новых империй.

Люди Унтера, гордившиеся чистотой своей крови, объявили войну варварским племенам и изгнали их с занятых ими земель, но богокороли Малхоранда, которым варвары открыто поклонялись, охотно принимали их в своих владениях – и они становились равноправными гражданами империи. Поэтому народ Малхоранда, по большей части, - это потомки турами (Turami) и муланов (Mulan), населявших когда-то Унтер и Малхоранд.

За две тысячи лет до начала новой эпохи Малхоранд и Унтер занялись постройкой огромных городов в дельтах рек. Магия приумножала плодородие и без того щедрой земли и обе нации процветали. Это процветание позволило богокоролям расширить пределы своих империй. Иногда между ними возникали разногласия, но правители Малхоранда и Унтера прекрасно понимали, что война между ними приведет к взаимному уничтожению, так что вступали в конфликты с превеликой осторожностью, и на границах побережья Аламберского моря (Alamber Sea) царило спокойствие.

Малхоранд расширялся за счет северных и восточных земель, захватив Приадорское плато (Priador Plateau) (территория современного Тая), Теск (Thesk) и продвинувшись еще дальше – в Ашанат (Ashanath) и Рашеман (Rashemen). Земли, лежавшие дальше на севере, платили дань богокоролям Малхоранда. На пике своего могущества Малхорандская империя простиралась на восток до самого Семфара (Semphar). Не сказать, чтобы имперские власти были приверженцами доброго стиля правления, но они, тем не менее, принесли законы, культуру и магию тысячам людей, которые прежде жили в полном невежестве.

А вот правление Унтера вовсе не отличалось мягкостью и снисходительностью по отношению к покоренным народам. На севере граница империи добралась до Юирвудского леса (Yuirwood), но мира здесь не было: веками местные эльфийские племена препятствовали дальнейшему продвижению Унтера. На западе империя достигла Чондата (Chondath), поглотила большую часть восточного Шаара (Shaar) и ввязалась в войну с южными дварфами Великого разлома (Great Rift). Славу Унтеру принесли его яростные и безжалостные солдаты, которых ненавидели все до единого побежденные ими народы. Никогда больше ни Малхоранд, ни Унтер не могли сравниться с теми, Первыми империями, переживавшими расцвет своего могущества за 1000 лет до начала нынешней эпохи. Возможности их магии были почти безграничны, а новые науки и технологии давали им немыслимую прежде власть.

Два события приблизили конец той великой эпохи. Первое – мятеж архимага Тэйда (archmage Thayd) (в его честь Красные маги назвали современный Тэй): он бросил вызов власти богокоролей, и многие волшебники (wizards) Малхоранда и Унтера поддержали его. Целью Тэйда было свержение богокоролей и объединение обоих государств в сверхимперию (Overempire), которая сможет безраздельно править Королевствами. Ценой огромных разрушений богокоролям удалось взять верх и уничтожить волшебников. С тех пор магия в Малхоранде была поставлена под жесткий личный контроль богокороля, для осуществления которого был набран целый штат чиновников. Так Малхоранд превратился в бюрократическую теократию. Возможно, народы Малхоранда и Унтера пережили бы эти потери, если бы не Война у Орочьих врат (Orcgate Wars). Через пять лет после убийства волшебников на юго-западе Тая появились огромные врата. Они соединили этот мир с миром орков. Миллионы злобных тварей хлынули через открывшийся проход в поисках земель, пригодных для житья. Естественно, они тут же столкнулись с войсками Малхоранда и Унтера и вытеснили их из северных и западных колоний. Сами богокороли приняли участие в битве, в ответ орочьи шаманы призвали собственных богов. Боги гибли, города исчезали с лица земли, и огромные территории были полностью разорены. В конечном итоге орков уничтожили, а остатки их войск загнали далеко на север, но и Малхоранд, и Унтер потеряли власть над своими дальними провинциями, и границы империй уменьшились. Богокороли заперлись в высоких башнях, где создавали постоянно возрождающиеся инкарнации, чтобы управлять городами. Таков был конец Первых империй Малхоранда и Унтера.

Земли, утраченные южными империями, недолго оставались ничейными, но у них появились совершенно новые хозяева. С концом Войны у Орочьих врат, на горизонте появились две новые звезды: Нарфелл (Narfell) и Рауматар (Raumathar). Это были воинственные нации, появившиеся в результате слияния мигрировавших северных племен и служившие наемниками во время Войны у Орочьих врат. У них было железо, и они умели ковать из него оружие (армии Малхоранда и Унтера в те времена еще были вооружены бронзовым), а вскоре им стали подвластны секреты могущественной магии. Они быстро подчиняли себе огромные территории и заменяли культуру Малхоранда своей собственной.

Унтеру так и не удалось восстановить свою империю после Войны у Орочьих врат, и вскоре он потерял Чондат. Когда-то такие гордые Малхоранд и Унтер теперь превратились в крохотные королевства – бледные тени блистательных Нарфелла и Рауматара, двух новых великих держав. Но надо признать, их новое положение полностью их устраивало – обе нации по-прежнему процветали: богокороли возводили величественные монументы, люди не ведали голода, а мудрецы предрекали, что ярость ненасытных северных соседей очень скоро приведет к их взаимному уничтожению.

Пророчество сбылось. Нарфелл и Рауматар объявили друг другу войну. Это была кровавая бойня, принесшая с собой неизмеримую скорбь и истории о неслыханном мужестве героев – Раутока (Rauthok), Джестрена (Jesthren), Халдуплака (Halduplac) и многих других, чьи имена так и остались пустым звуком для империй юга. Не раз, и не два северные колоссы пытались склонить Унтер и Малхоранд к участию в битве, но повелители юга только качали в ответ головами и укрепляли собственные границы в ожидании неизбежного.

И оно пришло. Нарфелл и Рауматар сошлись в последней отчаянной битве – и уничтожили друг друга. Демоны из-за пределов мира сражались с драконами, целые города были преданы огню. За полторы сотни лет до основания Кормира (Cormyr) от Нарфелла и Рауматара остались только воспоминания: их города лежали в руинах, их люди рассеялись. Малхоранд и Унтер решили, что пришло время собирать камни. Народ Унтера пересек Восточный предел (Easting Reach) и основал новые города на его северном берегу. Малхоранд расширял свои границы на севере под руководством военного гения Анхуртепа (Anhurtep) – инкарнации богокороля Анхура – и основал города Безантур (Bezantur), Тиратурас (Tyraturas), Амрутар (Amruthar), Делюмид (Delhumide) и Нетджет (Nethjet). Малхоранд открыл свои границы для умирающих от голода несчастных, переживших великую войну. Его герои уничтожили множество тварей, призванных магами Нарфелла и Рауматара. И вновь, как когда-то встарь, над поселениями Приадора развевалось знамя Малхоранда. Так было положено начало Второй империи Малхоранда и Унтера.

Унтер так и не смог восстановить былое могущество – ни его армии, ни торговцы так и не смогли добраться до эльфов Юирвудского леса. Экспансия опустошала казну, и налоги пришлось поднять. Вспыхнувшие в ответ мятежи безжалостно подавлялись, для восстановления порядка были приняты новые, поистине драконовские законы. Больнее всего перемены ударили по искателям приключений, которые занялись поиском богатств на руинах Нарфелла и Рауматара, и возмущались тем, что большую часть так трудно доставшейся добычи у них отнимают в пользу государства. Кое-кто из этих искателей приключений отправился в море – это были первые пираты Моря Упавших звезд (Sea of Fallen Stars). Другие возглавили восстания в городах, больше всего пострадавших из-за увеличения налогов: Делтантле (Delthuntle), Лаотканде (Laothkund) и Морктаре (Mourktar).

В конечном итоге большая группа городов на южном побережье Предела Мага (Wizard’s Reach) откололась от империи и образовала так называемый Союз Чессенты (the Union of Chessenta). В самом начале своей истории Чессента достигла краткого периода славы под руководством великого генерала Чаззара (Tchazzar), бога войны, который на самом деле был перевоплощенным красным драконом. Владычество Чессентской империи на западе простиралось до самого Чондата (Chondath), ей даже удалось подчинить Унтер и сделать его своим вассалом. После смерти Чаззара империя распалась, укрепления на дальних рубежах были разрушены, а Унтер, наконец, вырвался из-под ее влияния. Чессентский союз – хотя назвать это союзом можно было только в шутку – принес присягу на верность единому монарху, хотя, кажется, у каждого города было собственное представление о том, что за монарх ими управляет. Союз в конечном итоге превратился в кучку постоянно грызущихся между собой городов, таким он остается и по сей день. Дважды Симбар (Cimbar) и Вершина мира (Airspur) сходились на поле брани, Аканакс (Akanax) скрестил клинки с Суренаром (Soorenar), потом с Лютчеком (Luthcheq), Лютчек в свою очередь трижды бросал вызов Мордулкину (Mordulkin). Одна за другой войны опустошали Чессенту, так что она, как магнит притягивала наемников со всех уголков Фаэруна: не было еще момента, чтобы здесь кто-то с кем-то не воевал. За последнюю сотню лет Чессента приобрела репутацию места, где можно без хлопот нанять столько наемников, сколько душа пожелает, даже Малхоранд не брезгует регулярно пользоваться их услугами.

А что же случилось с двумя другими государствами? Малхоранду еще некоторое время удавалось сохранять свою Вторую империю, пока в результате мятежа Красных волшебников четыреста лет назад не появился Тэй. Малхоранд попытался отвоевать эти территории назад, но без особого желания – больше для порядка. Попытка не удалась, и умы жителей империи целиком заняли их собственные многочисленные внутренние интриги. Положение Унтера еще отчаяннее: армия страны разлагается под гнетом коррупции, ее вооружение можно в лучшем случае назвать архаическим, с тактической выучкой дело обстоит ничуть не лучше. Бессмертный правитель Унтера – Гильгем, сын Энлиля (Gilgeam son of Enlil), – преследуемый одной неудачей за другой, давно разочаровался в жизни и превратился в мелкого тирана, управляющего народом при помощи чудовищных налогов и жадных чиновников. В результате Унтер балансирует на грани всеобщего восстания.


Источники:

  • Forgotten Realms Campaign Setting 3ed. (перевод - Tanger Soto)

Страницы в категории «Старые Империи»

Эта категория содержит следующие 6 страницы из 6.